Рубрики
Пресса

Kyky.org: Мать беларуской медиации. Как «закрывали» Лилию Власову из президиума КС – и почему это не сломает народ

К 9 сентября из президиума координационного совета на свободе осталась только Светлана Алексиевич. одной из первых была задержана Лилия Власова – известный юрист и медиатор, человек, который сделал для беларуской юриспруденции неописуемо много. kyky поговорил с ее супругом Владимиром Искорцевым – чтобы узнать, как это происходило и почему он не сказал их внукам, что бабушка находится в СИЗО.

Лилия Власова – профессиональный медиатор и кандидат юридических наук. Это она в 90-х создала первую в стране коммерческую юридическую компанию, а в 2012 году первое в Беларуси учреждение по обучении медиации Центр Медиации и Переговоров. Из-под ее крыла вышла чуть ли не половина сегодняшнего локального юридического рынка. Коллеги по медиативному цеху называют ее матерью беларуской медиации. Совсем недавно она получила почетную грамоту Минюста Беларуси.

При этом Лилия Власова, как и многие достойные люди, находится в СИЗО на Володарке. За что? Официальное обвинение ей еще не предъявлено, но уголовное дело ей уже готовят, распространяя информацию, что это связано с бизнесом ее сына, что размер «причиненного ущерба» – примерно 614 тысяч рублей и что возможное наказание – до 7 лет тюрьмы. Насколько все эти «факты» имели отношение к реальности – вопрос риторичекий. Сын Лилии Борис Власов считает происходящее захватом бизнеса и сотрудников в качестве заложников для оказания давления на его мать.

Мы связались с супругом Лилии – Владимиром Искорцевым. Этот разговор произошел на прошлой неделе – когда не были задержаны Мария Колесникова и Максим Знак, в штабе КС не произошел обыск и многие активисты тоже были на свободе. Но актуальности всё сказанное Владимиром не потеряло. Далее – с его слов. 

«Почему вы врёте?»

Владимир Искорцев: «В период предвыборной кампании мы с Лилией активно включились в работу по сбору подписей, хотели быть и наблюдателями – но в состав наблюдателей нас не включили. Пришлось следить за происходящим снаружи. По нашим тщательным подсчетам на досрочное голосование в первый день пришло 17 человек, а в обнародованном на следующий день протоколе было указано – 98. Это нас, конечно, очень возмутило.

Я в тот же день пошел в исполком Центрального района Минска, где напрямую спросил одного из членов комиссии – почтенную женщину моих лет: «Почему вы врете?». Ответа не последовало – были только опущенные глаза. Потом мне стали рассказывать про каких-то кукловодов, и я возразил, что кукловод у нас один вот уже 26 лет. Тогда мне сказали, что, в принципе, я, возможно, и прав – «менять пора, но не в этот раз». Но сколько же ещё мы должны ждать, чтобы нам позволили самим избирать президента? Член районной избирательной комиссии сказала: «Вы же сами его избрали». На что я решительно возразил: «Так позвольте же нам самим его и убрать».

9 августа вечером мы с женой пошли к своему избирательному участку на базе школы №104, чтобы увидеть итоговый протокол. Ждали час, два, но протокол не вывешивали. И вдруг к зданию школы подъехал обычный желтый автобус, из которого выбежал ОМОН и стал хватать людей. Все стали разбегаться. Нам удалось убежать – кому-то повезло меньше: я видел упавшего наземь человека, у которого, как выяснилось позже, оказалась сломанной нога.

К слову, впервые «космонавтов» я увидел еще лет 20 назад во время разгона митинга 25 марта – в День воли. Тактика «хапуна» так и не изменилась. В тот день мы стояли с сыном возле здания филармонии. И точно так же к зданию подъехало несколько обычных автобусов, из которых выбежали омоновцы и стали не просто разгонять, а затаскивать людей в автобусы. У меня навсегда в памяти останется эта картина. Впрочем, сейчас мы наблюдаем её практически каждый день.

Пригласили «на беседу» – и жена больше не вернулась

Когда был создан Координационный совет, в него пригласили мою супругу, которую вскоре избрали в состав Президиума. Тогда и я подал заявление на вступление в расширенный состав Совета. В рамках КС Лиля должна была помогать разрешать споры и искать точки соприкосновения различных мнений. И у нее отлично бы это вышло, ведь она – профессиональный медиатор. ЕБРР даже привлекает ее в качестве международного эксперта. В последние годы, несмотря на проблемы со здоровьем, она регулярно летала в Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан, где помогала местным юристам не только понять, что такое медиация, но и готовила вместе с ними различные нормативные документы и проекты законов.

Лилия Власота на мирном митингеЛилия Власота на мирном митинге

Понятно, что работа в рамках КС – не кабинетная. Поэтому моя супруга часто оказывалась в гуще событий. Мы вместе ходили на все мирные акции протеста. В последний раз – 30 августа. Лиля вместе с другими членами КС пришла к Стеле, где просто раздавала цветы из своего красивого букета солдатам, выстроившимся за колючей проволокой.

На следующий день, 31 августа, нам позвонили из РУВД и попросили жену прийти «на беседу» по факту участия в несанкционированном митинге. Она возразила, что на шествии были сотни тысяч людей. И ей ответили: «Вы были наиболее активны». 

До милиции в итоге Лиля так и не дошла. Её телефон прослушивался и, когда она через час приехала на встречу с коллегой, там уже ждали сотрудники ДФР, которые сразу увезли её на Кальварийскую. К нам домой в это время приехали их коллеги для проведения обыска. Через день приехали ещё одни коллеги – для оформления ареста имущества.

Подлая политика диктует подлые действия: членов КС арестовывают по абсолютно надуманным причинам. Кого-то – на проходной в момент разговора с рабочими, кого-то – после мирной акции протеста. Кого-то просто на улице, среди бела дня! Это делается, чтобы расколоть КС, уничтожить всякое желание сотрудничать и объединяться для поиска путей выхода из кризисной ситуации, в которой оказалась страна после совершенно беспардонной фальсификации выборов. 

Моя супруга как юрист и просто взрослый человек, живущий уже четверть века при одном президенте, отлично понимала риски, сопряженные с малейшим нарушением действующего законодательства. И ни одним своим шагом или словом его не нарушала. И она уж, конечно, не предполагала, что её совершенно мирная деятельность по налаживанию диалога послужит основанием для заключения под стражу.

Как опытный юрист и медиатор, как мать и бабушка, она искренне хотела помочь людям найти общий язык, найти то, что нас объединяет. Что поможет нам выйти, наконец, из глубокого экономического и социального кризиса и пойти не по пути  сохранения на века власти одного человека (как это происходит в соседней России), а по пути максимально эффективного развития всех возможностей наших граждан, чтобы страна мирно и счастливо развивалась. И чтобы прекратилась эта нездоровая конкуренция с Россией за позорный статус «Последней диктатуры Европы».

Скажу честно, я волновался за свою супругу. Я знаю, как она может увлекаться делом, которое считает важным для страны. Не случайно она в своём, давно пенсионном возрасте получила награду Минюста именно за вклад в развитие. Ведь могла давно почивать на лаврах – но ей не знакомо само слово «почивать». Я делал робкие попытки удержать её. И очень сожалею сейчас, что они были робкими! Но и запереть её дома на ключ я не мог. Мы слишком хорошо знаем друг друга – Знаем, уважаем и любим.

«Не смог сказать внукам, что бабушка – в тюрьме»

Мы поженились 15 лет назад в достаточно взрослом возрасте. У каждого из нас уже были дети – и у меня, и у Лили по два сына, но мы никогда особенно не разделяли  «твой сын» или «мой сын». И уж тем более нашими всегда считаем внуков и внучек – их у нас целых девять. Все уже школьники. 1 сентября мы всегда ходили к ним на школьную линейку. В этот раз я пошел один. Но так и не смог сказать, что бабушка – в тюрьме.

Причем по воле одного человека. Он недавно сказал в своём интервью Гордону: «Я с 38 лет президент и не могу представить, что однажды утром проснусь и узнаю, что я не президент». Но мы-то можем это представить! Мы-то знаем итоги голосования.
Но всех тех, кто не хочет признать эти сфальсифицированные итоги, обвиняют в том, что они «враги народа», действующие по указке западных спецслужб. И Координационный совет – якобы главный организатор всех протестов. Если бы кто-то из близкого окружения «президента» хоть один раз прошёл в колонне демонстрантов, он бы всё понял и всё президенту рассказал. А так наши спецслужбы гоняются за демонстрантами, за членами Координационного совета, сотнями задерживают честных людей, но ни на йоту не приближают страну к реальному спокойствию.

Лилия ВласоваЛилия Власова

Конечно, профессиональное сообщество сразу поддержало мою супругу. Была опубликована петиция юристов Беларуси, а также направлено письмо на имя Лукашенко от Совета адвокатов и юридических сообществ Европы. Люди не только в нашей стране, но и в других странах мира сегодня искренне возмущены тем беззаконием, которое творят власти.

«Король уже давно – голый»

Проблема нашей власти в том, что она не признает правды. И навязывает ложь всем – сверху донизу. Недавно я был на встрече с депутатом парламента Геннадием Давыдько (бывший руководитель Белтелерадиокомпании – прим. KYKY) – это профессиональный врун с большим опытом работы. Уверенно глядя в глаза присутствующим немигающим взглядом, он заявил: «Считаю, что выборы прошли честно, и их результатами я удовлетворен». Не сомневаюсь, что он лично удовлетворён, но о честности в данном случае и речи быть не может.

Мало того, сотрудники КГБ, которые должны блюсти закон и порядок в стране, позволили привезти в Беларусь профессиональных агентов влияния из чужой страны. Речь идет о российских журналистах. И еще хватает наглости заявлять: «Только не вмешивайтесь в наши внутренние дела». Лавров – человек, уважаемый во всем мире, сегодня превратился в такого же лгуна, как и Песков. До этого же уровня сегодня скатывается Макей и все остальные чиновники даже самого высокого ранга.
Происходит это из-за полного отсутствия чувства собственного достоинства у этих людей. А ведь это то, без чего человеку в принципе невозможно зваться человеком. Человек только тогда и начинает становиться человеком, когда он впервые делает осознанный выбор. Но нашим людям всегда внушали, что им не надо ни о чём думать, – и благополучно к этому приучили. Трудно представить какую-либо другую страну, где выборы президента называли бы «вакханалией».

Власти так привыкли к безропотности нашего народа, что, когда в этот раз люди, наконец, возмутились и не захотели признавать сфальсифицированные итоги, никак не могут не то что смириться с этим, но даже поверить в то, что наш народ осмелился «сметь своё мнение иметь». 

Когда к нам домой с обыском пришли сотрудники ДФР – молодые парни по возрасту младше наших сыновей, я им сказал: «Вам бы искать реальных преступников, а не обыскивать дом уважаемого человека». В ответ – все то же молчание и глаза в пол.

Снова «все всё понимают, но…» Нам предстоит еще огромная работа – работа над тем, чтобы вернуть людей в реальную действительность. Ведь полностью извращённое сознание – это и есть тяжелейшее наследие той власти, которая возникла в результате «величайшей в двадцатом веке – по словам Патриарха Кирилла – трагедии русского народа», и над  дальнейшим извращением которого уже четверть века работает Лукашенко со своей командой. Точнее – работал, но труд его, судя по всему, пошел насмарку. Беларуский народ просыпается – и уже никогда не будет прежним.

А что касается бывшего президента, то, как и в сказке «Ханса Кристиана Андерсена», наш народ понял, что король-то голый! И дружно сказал ему: «Уходи».

Источник